Ultimate magazine theme for WordPress.

Эксперт объяснил, почему «Бук» не мог уничтожить малазийский «Боинг»

736

История малазийского «Боинга», трагедия с которым приключилась в июле 2014 года в небе над Донбассом, продолжает будоражить общественность. Она изобилует нестыковками и странностями, которых с каждым днем становится все больше.

Огромное количество экспертов бьется над разгадкой случившегося. Странности в этом деле были отмечены и независимым специалистом Юрием Антиповым, который провел собственное расследование.

Главное внимание Антипов сконцентрировал на кабине лайнера, а именно на записях с расположенных в ней микрофонов. Примечательно, что голландские исследователи включили эти данные в собственный отчет. Перед крушением запись обрывается, и на ней не слышно какого-либо взрыва ракеты, которую якобы выпустил мифический «Бук». Имей все-таки взрыв место, запись обязательно бы его зафиксировала.

Запись была тщательно проанализирована Антиповым.

В частности, был зафиксирован звук, для обозначения которого избрали код «PEAK 1». Любопытно, что он не был зафиксирован ни одним микрофоном, кроме того, местом расположения которого была потолочная панель. И теперь самое интересное – микрофон, которому удалось «заметить» звук, является в сравнении с другими менее чувствительным, «глуховатым»,

– говорит эксперт.

Антипов убежден, что эта странность была сразу замечена голландцами, однако они сознательно проигнорировали ее, поскольку у них изначально был задан результат, под который все остальное нужно было подогнать.

Упомянутый экспертом микрофон является уникальным в своем роде – в самолете он был единственным, расположенным на переборке, которая служит разделителем между салоном авиалайнера и кабиной пилотов. Отличительная черта этой обычной мембраны, коей является переборка, заключается в отсутствии в ней металла. Иными словами, этому микрофону присуща максимальная чувствительность к выполненному из металла каркасу воздушного судна. Когда по металлу идет звук, этот микрофон «снимает» его первым.

Кроме того, в кабине зафиксирована одинаковая реакция всех 4-х микрофонов на звуковые волны. Антипов тщательно изучил графики их работы и пришел к выводу, что у каждого из микрофонов отмечается устремленность вверх начальных ветвей графиков.

Иными словами, микрофоны сперва уловили звуковую волну с областью разряжения во фронте, а вовсе не волну от взрыва. Антипов называет это «голландским парадоксом».

Далее сигнал затухает и из положительной области он устремился к нулевой отметке. Это указывает на то, что случилась сильная разгерметизация, из-за чего микрофоны отметили в кабине падающее давление,

– говорит эксперт.

Волна от разряжения сменилась второй мощной волной, которую удалось зафиксировать лишь вышеупомянутому «глуховатому» микрофонному устройству.

Все это дает специалисту основание заключить, что «рождение» первого всплеска “РЕАК1” произошло не над кабиной авиалайнера. Анализ появившегося звука (скорость, с которой он распространялся, а также то, что он был «замечен» четвертым микрофоном) позволил прийти к таким выводам.

Мощный источник сигнала располагался сзади кабины летчиков на расстоянии 13-21 метра. Говоря иначе, всплеск произошёл в середине салона на достаточном удалении от пилотов. Как следует из информации с микрофонов, эта внутренняя локация взрыва соответствует тому месту, откуда обломки фюзеляжа, попавшие в диффузор двигателя, начали вылетать,

– утверждает Антипов.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.